Все, что нам нужно - это любовь, или мост в Терабитию

Может ли фильм, в котором гибнет ребенок, производить на редкость светлое впечатление? Если речь идет о «Мосте в Терабитию», то ответ будет утвердительным, хотя еще критики одноименной повести К.Патерсон, ставшей основой фильма, упрекали писательницу в гибели главной героини.

Но парадокс в том, что кинолента, искусно прикидывающаяся очередной историей из жизни школьников, на самом деле затрагивает совсем не детские вопросы. Не случайно среди поклонников первого полнометражного фильма Габора Чупо немало взрослых — ведь его с равным успехом можно рассматривать и как красочную и поэтическую притчу о смысле жизни и ключах к счастью.  

Фильм и книга

«Мост в Терабитию», написанный в далеком 1977 г., является едва ли не самым известным произведением американки Кэтрин Патерсон. На написание книг ее неизменно вдохновляли события из жизни ее четырех детей и их приятелей, и «Мост в Терабитию» не стал исключением. В августе 1974 г. внезапно, от нелепого удара молнии погибла милая девочка Лайза, бывшая лучшей подругой маленького Дэвида Патерсона. Книга — дань памяти Лайзе и одновременно попытка помочь сыну примириться с этой потерей.

Сюжет, герои и смысл фильма очень близки к тексту повести, хотя, разумеется, не обошлось без некоторого упрощения отдельных линий, например, в фильме нежелание Джесса взять Лесли в музей никак не объясняется, а в книге сказано, что мальчик был тайно влюблен в свою учительницу.

Название «Терабития» возникло из названия нарнийского острова Теребинтия в повести К.Льюиса «Покоритель зари».

Почему Терабития расположена в лесу?

То, что сказочная страна существует исключительно в фантазиях героев, очевидно, но королевство расположено именно в лесу не только потому, что там легко спрятаться от всех. Лес — очень древний символ «чужой», запретной территории, где обитают не люди, а леший, русалки и прочие мифологические персонажи. Джесс и Лесли населили его троллями, но они исчезли после того, как мальчик привел в  Терабитию свою сестру и страхи исчезли из его сознания.

Как метафора Терабития — личная территория силы, мир, который есть в душе каждого человека, сумевшего сохранить в себе лучшие детские свойства: веру в добро, воображение и способность мечтать.

Что сближает Джесса и Лесли?

На первый взгляд,  семья Лесли и семья Джесса — это небо и земля, но если приглядеться внимательно, то отличия скорее внешние. Да, родители Джесса — люди простые, а отец и мать Лесли принадлежат к творческой интеллигенции, но от одиночества девочку это не спасает. Пока родители пишут очередную книгу, им не до дочери. В то же время нельзя сказать, что родители Джесса не заботятся о сыне, что он им не дорог. В фильме Чупо нет родителей-монстров, но обоим детям не хватает настоящих друзей и пространства для самореализации.

Разница между детьми заключается в отношении к окружающему миру: если Лесли открыта ему, то Джесс долгое время пребывал в неком коконе, свитом из одиночества, комплексов и недоверия. Лесли «расколдовывает» своего друга, и душа Джесса раскрывается, он начинает плодотворно взаимодействовать с другими людьми. И даже гибель Лесли ничего не меняет: Джесс обретает нового друга в лице своей сестры Мэй Бель.

Почему Лесли гибнет?

Безотносительно трагической судьбы прототипа героини, при виде девочки, столь же милой, сколь доброй, креативной и неунывающей, практически лишенной недостатков и полной светлого начала, в голову приходит старая, появившаяся еще в XIX веке формула «Она была слишком хороша для этого мира». Лесли — ребенок, которому так и не суждено стать взрослым, который сумел сохранить свою душевную чистоту и доброту.

Она никогда не злится и не отчаивается, неизменно готова помочь и поддержать. Некоторые критики трактуют ее  смерть как  символическое наказание Джессу, другие считают, что ее уход был необходим, иначе Джесс не позвал бы сестру в Терабитию, но возможна и  третья интерпретация.

 А что, если Лесли не существовала в том виде, в каком мы ее видим? Ведь все события фильма показаны глазами Джесса, и, возможно, мы имеем дело классическим вымышленным другом, возникшим в его воображении при виде симпатичной новенькой. При всей неожиданности такого подхода он многое объясняет в мире Терабитии, и, в частности, появление в нем троллей.

Откуда в сознании Лесли взялись эти мрачные образы, зачем они нужны в сказочной стране? Но если вспомнить, что в финале страшный призрак оказывается отцом мальчика. Вряд ли в фантазиях Лесли ему бы нашлось место, а вот Джесс своего отца побаивался. Тролли символизируют его реальные страхи и опасения.

В чем смысл моста?

Мост, который построил Джесс, меняет статус Терабитии: страна фантазий становится частью реальности, или, точнее, в реальность переходит самое важное, что мальчик обрел в своем волшебном лесу: любовь, дружбу и творчество. А надпись над входом — «Ничто не сокрушит нас» — подчеркивает радикальное изменение его личности. Тролли больше не страшны, потому что мальчик перестал видеть в окружающих врагов и чужаков.

Почему Джесс не взял Лесли в музей?

Если в книге, как уже упоминалось, все просто: мальчик влюблен в учительницу, то в фильме зритель волен строить любые догадки. По мнению некоторых критиков, учительница и ее музей были частью того мира, который Джесс хотел сохранить только для себя. Возможно, ему хотелось похвалиться перед Лесли своей поездкой, показать, что он тоже не лыком шит — желание, более чем понятное для подростка.

В чем смысл сцены с корабликом?

Отпуская игрушечный кораблик с портретом Лесли по речным водам, Джесс символически «отпускает» девочку и свою мнимую вину в ее гибели. Отныне воспоминания о подруге будут вызывать у него не страдания, а лишь легкую печаль.

В чем смысл фильма?

Коль скоро в фильме фигурирует вымышленный мир, не обойтись без упоминания о эскапизме как средство решения житейских проблем. Терабития, придуманная талантливой юной фантазеркой, помогает ей адаптироваться к новым условиям, а ее другу — обрести веру в себя, но считать шедевр Г.Чупо гимном фантазии как способу бегства от реальности значит непоправимо обеднять его смысл.

В «Мосте в Терабитию» отчетливо видны два смысловых пласта. Первый всячески подчеркивает важность сохранения в структуре личности внутреннего Ребенка, отвечающего за спонтанность и творчество. В начале фильма у одиннадцатилетнего Джесса эта часть его «Эго» уже подавлена, загнана в  подполье: мальчишка мрачен и серьезен, как взрослый неудачник без проблеска надежды. Еще сквернее обстоят дела у его родителей, забывших под гнетом бедности и забот, как прекрасен и обширен мир, как много в нем чудес, и самое главное среди них — любовь.

Именно любви не хватает практически всем героям фильма, и прежде всего Джессу. Речь идет, разумеется, не об эротике, а о той библейской любви к ближнему, которой позабыли научить сына его глубоко верующие родители. Джесс не только сестренку долгое время отталкивает — он и себя не любит и, как следствие, не верит в свои возможности. Но не только ему тяжело живется без любви: нехватку тепла ощущает и Лесли, и маленькая Мэй Бель, и даже главная «злодейка» фильма, крупная и угловатая восьмиклассница Дженис.

Только любовь дает нам крылья и превращает замарашек в принцесс, и только способность любить придает нашей жизни смысл. Истины общеизвестные, но Чупо ухитряется напомнить о них в такой красивой и одновременно доступной любому зрителю от девяти до девяноста форме, что сомнений не остается:  «Мост в Терабитию» — один из лучших семейных фильмов всех времен и народов.

Добавить комментарий

avatar
1000