Мэнди: миллион оттенков алого

Что будет, если отвязную свободу конца 60-х годов прошлого века умножить на наркотический взрыв 80-х, перенести зрителя в безумный мир психоделических фантазий и щедро сдобрить рвущим сердце саундтреком? На этот вопрос ответил режиссёр Панос Косматос, сын «того самого» Косматоса, снявшего «Рембо-2», «Кобру» и «Убийство в Риме».

Дебютная работа Косматоса-младшего, «По ту сторону чёрной радуги», тоже была выполнена в стиле 80-х и была благосклонно принята критикой. Панос решил закрепить успех, и вот результат — на момент своего выхода на экраны «Мэнди» получила беспрецедентные 100% на сайте Rotten Tomatos, а некоторые критики уверенно назвали картину культовой.

Железный дровосек Кейдж

Ред Миллер в исполнении Николаса Кейджа — весьма узнаваемый персонаж. Спокойный, уверенный в себе, немногословный «мужчина с прошлым». Он живёт с молодой женой в одиноком доме в лесной глуши, работает дровосеком. Судя по тому, что оружие он хранит у своего старого друга, а не у себя дома — это ветеран, прошедший огонь и воду, не желающий больше убивать и тянуть за собой призраки отгремевшей войны.

Но солдаты не бывают бывшими. Попытка отгородиться от зла ни к чему не приводит: пока это зло живо, пока существует в мире, оно непременно придёт к твоему порогу и тебе придётся встретиться с ним лицом к лицу.

Призрачная Мэнди

Героиня, подарившая фильму своё имя, напоминает лесную фею. Она нежна, погружена в себя и свои фантазии. Её рисунки — отражение необычного внутреннего мира молодой женщины, населённого колдунами и драконами. Мистическое настроение Мэнди, её взгляд потенциальной жертвы готовят зрителя к самому страшному развитию сюжета.

Но мистические взгляды — это одно, а жизнь — совсем другое. Попав в секту новоявленного пророка Иеремии «Дети новой зари», даже под действием сильных наркотиков она смогла отделить правду от лжи, фантазию от реальности. Можно зачитываться книгами о магах и ходить в чёрных футболках с соломоновой звездой, но в решающий момент сбросить эту шелуху и понять, кто ты на самом деле и в чём твоя истина. Истина Мэнди — её любовь к мужу и тот мир — реальный, а не фантастический, — который они построили вместе в маленьком доме у озера.  

Мэнди не даёт себя обмануть, не даёт согнуть. Она погибает жуткой смертью, которая приводит безутешного вдовца на тропу войны.

Иеремия, «Дети новой зари» и адские байкеры

Неудавшийся музыкант и лже-пророк Иеремия мог бы показаться фантастическим существом, если бы не было в новейшей истории Америки Чарльза Мэнсона и его фанатичных последователей. Кочующая по стране «Семья» Мэнсона несла с собой хаос, боль и кровь, но даже спустя десятилетия последователи страшного «гуру» не отказались от своего «господина». Он приходил, куда хотел, и брал, что хотел. Иеремия из «Мэнди» — его младший брат из 80-х, снабжённый мощными синтетическими наркотиками и помощниками — бандой байкеров.

«Дети новой зари» готовы идти на смерть ради своего лидера, у них нет жалости, нет собственного «я». Они полностью подчинены Иеремии. Их глаза пусты, а радость вызывает только причинение боли и вид смерти.

Банда байкеров, к чьим услугам прибегает Иеремия, когда надо обезвредить опасного противника, наводит ужас жестокостью и костюмами в стиле БДСМ. Их образы вызывают в памяти стенобитов из «Восставшего из ада» и библейских всадников Апокалипсиса. Но это реальные и вполне смертные люди — наркокурьеры, на которых производитель ЛСД опробовал нестандартную «испорченную» продукцию. Чтобы превратиться в демона, недостаточно надеть костюм с шипами и сесть на мотоцикл. Надо потерять человеческую сущность, стать демоном изнутри. Наркотики справляются с этой задачей без помощи любых оккультных сил.

Сектанты, подчинённые эгоисту и себялюбцу, опьянённому жаждой власти, и сумасшедшие наркоманы — вот они, убийцы Мэнди, любившей читать фантастические книги и грезившей о чудесных неземных мирах. Они не сошли со страниц этих книг; они — порождение реальной жизни.

Обыденность зла

Израненный, убитый горем Ред возвращается в опустевший дом. Его жизнь разрушена, но окружающий мир живёт своей жизнью. Ни одна вещь в доме не тронута, всё цело. Всё также уютно светят лампы, лежат вещи Мэнди, стоит диванчик, где муж с женой так любили сидеть вдвоём и смотреть «ужастики» по телевизору, и на голубом экране смешной монстр рекламирует овсяные хлопья для завтраков.

Представить себе, что Мэнди больше нет, что пепел её сгоревших останков ветер в это мгновенье разносит по лесу, просто невозможно. Этот жуткий контраст между внешним уютом и страшным внутренним разорением — один из самых значимых смыслов фильма.

Месть как есть

Ред идёт по следам убийц и сам превращается в убийцу. Душа покинула его вместе с Мэнди. Алкоголь, наркотики, высокий градус бешенства — перед нами больше не человек. «Я — твой бог!» — говорит Ред поверженному врагу.

Ни на минуту он не задумывается о том, чтобы обратиться к представителям закона. Ни закона, ни государства словно не существует. Ред и Иеремия живут в своём мире, где действуют ветхозаветные принципы. С каждой минутой бывший дровосек всё глубже погружается в свои видения, сошедшие с картин Мэнди. В конце фильма он полностью покидает реальный мир, «въезжая» на машине в красный фантастический лес под чужими небесами.

Цвет и звук

Синие, лиловые и алые всполохи света с первых кадров резко контрастируют с умиротворяющей зеленью леса. Они символизируют зло человеческих душ, искажающее реальность. Эти вспышки цвета не одномерны; они колышутся, клубятся, напоминая облака или щупальца гигантских медуз.

Ради полного погружения в 80-е режиссёр избрал не стилизацию, а съёмку на плёнку, подарив «картинке» зернистость, а зрителю — ощущение путешествия во времени.  

Музыка Йохана Йохансонна звучит тревожно, толчками погружая героя всё глубже в пучину безумия, отторгая от уютной идиллии дровосека-работягу, ставшего сумасшедшим убийцей. Фильм открывает композиция трек «Starless» от группы King Crimson. «Мой рок-н-ролл оставьте со мной», — взывает эпиграф. Вот она — квинтэссенция 80-х: рок, ЛСД, отчаянье и пустые слова политиков «о духовном возрождении нации».

Символы смерти 

Фильм полон символизма. Ред из человека превращается в дикое животное — тигра. Он становится своим любимым героем — Галактусом, «пожирателем» планет. На это намекает его любимая футболка, анимационные фрагменты, тигр, освобождённый из клетки Химиком.

Символичны рассказ Мэнди об убийстве скворцов, найденный ею мёртвый оленёнок, диалог о любимой планете. Жертва и убийца, жена и муж, мирно живущие под одной крышей, влюблённые, дремлющие под алыми сполохами психоделических небес. А впереди — только смерть.

В конечном итоге, разве так важно, что у тебя в руках — арбалет, стальной топор, бензопила или канцелярский нож? Важно, как ты будешь жить дальше, когда ненужное оружие упадёт на землю. Для Реда ответ очевиден: никак.

Добавить комментарий

avatar
1000